Сейчас читаете
Отделяем монстров от гномов: гид по дискографии Дэвида Боуи

David Bowie Chicago 2002 by Adam Bielawski

Отделяем монстров от гномов: гид по дискографии Дэвида Боуи

Бэк-каталог Боуи – это минное поле для непосвящённых. Поэтому здесь мы расскажем о том, как отделить в нём монстров от гномов.

Очевидно, музыкальная пресса не слишком много знает о ящерицах. Иначе она не стала его бы в течение последних четырёх десятилетий называть Дэвида Боуи «хамелеоном поп-музыки».

Главным отличием хамелеона является его способность менять цвет, он делает это, чтобы слиться с окружающей средой. Хамелеон подстраивается под то, что уже существует, но его суть при этом не меняется. На самом деле этой рептилии скорее соответствует группа Good Charlotte.

Данный материал был опубликован в британском Classic Rock #96, задолго до того, как Боуи покинул нас, проиграв неравный бой с раком печени. Поэтому не удивляйтесь что дальше мы не будем говорить о нем в прошедшем времени. Автор Henry Yates, перевод RockStories.

С Дэвидом Боуи всё как раз наоборот. С момента выпуска первого набора его синглов в 1966 году, этот фантастический солист заставляет окружающую среду подстраивается под него. И как только это происходит, он сбрасывает свою музыкальную кожу и двигается дальше в поисках нового источника вдохновения. Мы наблюдали, как Боуи проделывал это множество раз, и всегда добивался восхищения и уважения.

Когда современные рок-группы говорят об экспериментах, это обычно означает, что они научились играть новую связку аккордов. Боуи трактует это слово более глубоко. Когда он изобретает нового себя, что происходит каждые несколько лет, в нём остаётся мало из того, что было раньше. Меняется всё: музыкальное направление – от глэма к филадельфийскому соулу; произведения – от насыщенных до очень хрупких; Боуи предстаёт в разных образах — от андрогинного космонавта (он же Зигги Стардаст) до одержимого идеей нацизма актёра кабаре (он же Измождённый белый герцог); даже сопровождение Боуи – всегда очень важная составляющая каждой новой эры – постоянно меняется, поскольку он, как художник, ищет лучший фон для своей самодеятельной музы.

Тяга Боуи к переосмыслению делает его и притягательным, и непоследовательным. Он оставил в прошлом жанры и аккомпаниаторов, ему казалось, что они навязывают свой ритм (здесь мы имеем в виду период Зигги). Иногда он дольше, чем нужно, плавал в таких мутных водах, как электроника и танец. Временами его эклектизм кажется надуманным – и в течение последних двух десятилетий мало кто сомневается, что он скорее промахнулся, чем попал в цель. Раздел «Дэвид Боуи» в каталоге HMV – это минное поле, которое с каждым годом разрастается.

И все же, как доказал прекрасный альбом Heathen 2002 года, списывать Дэвида Боуи со счетов можно только на свой страх и риск. В то время, как группы, подобные AC/DC и Motörhead, осваивают то, что им хорошо знакомо, он остаётся одним из немногих признанных творцов, которые все ещё способны шокировать и придумывать что-то новое; возможно, он -единственная суперзвезда 70-х, которая все ещё старается двигаться вперёд, и, безусловно, единственный, кто все ещё подталкивает нас. Когда он в форме, его никто не превзойдёт.

ОСНОВНОЕ — КЛАССИКА

THE RISE AND FALL OF ZIGGY STARDUST AND THE SPIDERS FROM MARS (RCA, 1972)

«Играть на максимальном уровне громкости», рекомендует надпись на обратной стороне обложки диска, и это действительно лучший способ насладиться творческим апофеозом Боуи. Ziggy Stardust – это тот случай, когда Боуи попал в точку.

Как и все хорошие концептуальные альбомы, он воспринимается как путешествие, начиная с апокалептического Five Years до истерзанного болью RockNRoll Suicide. В отличие от большинства концептуальных альбомов, обилие поп-приманок сделало его звучащим как хорошо узнаваемые отрывки из радио — передач. Боуи здесь хорош, как никогда, однако, нельзя не признать, что заслуга в успехе альбома принадлежит в равной степени и гитаристу Мику Ронсону.

HUNKY DORY (RCA, 1971)

Hunky Dory — сплошные песни. Это альбом, для которого поклонники Боуи наверняка найдут место на полке, и не зря. В самом деле, зачем выслушивать до конца «очень сложные» части Tin Machine II , если можно искупаться в ярком солнечном свете, который излучают Changes и Fill Your Heart? Зачем пробираться через Earthling, если можно подпевать и постукивать в такт, слушая Life On Mars и Kooks?

В отличие от некоторых поздних записей Боуи, в песнях, собранных в Hunky Dory, нет ничего эзотерического или надуманного. Это единственный альбом Боуи, который даёт Ziggy Stardust серьёзный тираж за вложенные в него деньги, и единственная запись, определяющая эпоху, и в то же время очень подходящая для домашних вечеринок.

ГЛАВНЫЕ — ТЕ, КОТОРЫЕ ПОМОГЛИ ЗАКРЕПИТЬ РЕПУТАЦИЮ

LOW (RCA, 1977)

Первый из так называемой «берлинской трилогии» (несмотря на то, что записывался в основном во Франции), альбом Low такой же неоднозначный и неровный, как и мировоззрение Боуи в то время.

Написанный в тот период, когда Боуи приходил в себя после кокаиновой бури в Station To Station, этот альбом – классика 1977 года. Созданный в сотрудничестве с Брайаном Ино, он представляет ошеломляющую мозаику звука, которая сверкает всеми красками, начиная от хрупких пост-панк-треков, как What In The World, и до мрачных инструментальных саундскейпов (Warszawa). За исключением таких треков, как Sound And Vision и Speed Of Life, Low вряд ли можно назвать значительным произведением Боуи, но в пользу альбома говорит то, что это самая смелая и экспрессивная работа музыканта.

ALADDIN SANE (RCA, 1973)

После прошлогодних съёмок в роли Зигги Стардаста, Боуи был настоящей суперзвездой. Поэтому большая часть последующих его работ была написана так, будто он разглядывал Америку из окна туристического автобуса.

В случае менее качественной обработки, это вещь могла бы стать переходной, но Aladdin Sane не был обычным путешествием. Это широкоэкранный эпос, который свёл воедино рокеров в духе Зигги Стардаста (Watch That ManThe Jean Genie) и будоражащие анти-баллады, такие как Lady Grinning Soul, и он в равной степени убедительно звучит как в блюзовых переборах (Panic In Detroit), так и в цикличных поп- вставках (DriveIn Saturday). Это был также последний стоящий альбом, который Боуи и Мик Ронсон сделали вместе.

SCARY MONSTERS (AND SUPER CREEPS) (RCA, 1980)

Закончив «берлинскую трилогию» под бурные аплодисменты критиков, но с невысокими продажами, Боуи начал новое десятилетие с записи, которая смогла дебютировать под № 1 (Великобритания) без заключения компромисса с неугомонным воображением автора.

Scary Monsters была поддержана тончайшими вставками гитариста из King Crimson Роберта Фриппа, и Питом Тауншендом (в Because You’re Young), и там же были две новые классики: Ashes To Ashes и Teenage Wildlife. Коммерческое возрождение Боуи набирало скорость с Let’s Dance от 1983 года, но для многих, Scary Monsters  стал его последним великим музыкальным выражением.

STATION TO STATION (RCA, 1976)

В середине 70-х Боуи настолько увлёкся наркотиками, что, по его словам, даже не помнит, как написал Station To Station. Для всех остальных эта классика 1976 года остаётся одним из его самых запоминающихся альбомов.

Состоящий из шести расширенных треков, сила эмоций в которых стала прямым отражением мышления Боуи (в то время он был задействован как «Измождённый белый герцог»), Station ознаменовал собой значительный отход от освежающего соула в Young Americans, и намекнул на электронное направление, которое позднее было опробовано в «Berlin trilogy». Golden Years стал большим хитом альбома, и одним из нескольких его выдающихся моментов.

ХОРОШИЕ – СТОИТ ПОСЛУШАТЬ

«HEROES» (RCA, 1977)

Боуи бросил вызов, выпустив после Low свой второй альбом, вдохновлённый Берлином, который он записал в Hansa Studio.

«Heroes» имеет много тех же достоинств, что и его предшественник (особенно в таких суровых инструментальных произведениях, как Sense Of Doubt и Neuköln), но здесь, возможно, больше света, скрытого за занавесом, начиная от набирающего обороты вызова в заглавном треке и заканчивая стомповой импровизацией в Beauty And The Beast. То же самое можно сказать и о потрясающем исполнении Роберта Фриппа (говорят, что его гитарные партии были записаны за один день, несмотря на то, что он никогда раньше не слышал ни одной из этих песен).

THE MAN WHO SOLD THE WORLD (RCA, 1971)

В произведениях Боуи и раньше встречались намёки на то, что для него стала катализатором энергетика Мика Ронсона, и она проникла и в этот штурмовой альбом 1971 года, который разрушил фолк-поповую сентиментальность Боуи и утвердил его как настоящую рок-звезду.

Хотя альбом не был настолько основательным, как его предшественники из 70-х, трудно отрицать примитивную мощь таких вещей, как Black Country Rock и заглавная часть The Width Of A Circle. Между тем, небрежные риффы в She Shook Me Cold могли бы сойти почти что за хэви-метал, а окончательная версия заглавного трека была гипнотической и волнующей. От Боуи и Ронсона можно было ожидать и большего, но эта запись стала шагом в новом направлении.

DIAMOND DOGS (RCA, 1974)

Когда Боуи было отказано в постановке театральных произведений по мотивам произведений Джорджа Оруэлла в1984 году, все невостребованные песни перекочевали во вторую часть Diamond Dogs.

Такой подход, основанный на вырезании и вставке, привёл к появлению неудачного концептуального альбома (в связи с предвидением грядущего провала), но зато появились некоторые из самых роковых на сегодняшний день произведений Боуи, с яркими моментами, включая пронзительный заглавный трек и хрупкий стомп в Rebel Rebel. На момент выпуска нам очень не хватало Зигги, чтобы оценить альбом должным образом, но слушая его в ретроспективе понимаешь, что некоторые части Diamond Dogs – просто превосходные (иначе не скажешь).

СЛЕДУЕТ ИЗБЕГАТЬ

LABYRINTH – THE ORIGINAL SOUNDTRACK (EMI, 1986)

Боуи уже прошёл испытание ролью Джэрета – короля Гоблинов в фильме Джима Хенсона, и начал готовить почву для будущего провала своей и так хромающей на обе ноги карьеры, налегая на создание саундтрека. Возможно, такие инфантильные штучки, как Magic не казались бы такими уж плохими, если бы на тот момент не расцвёли пышным цветом «серьезные» произведения Боуи. А в результате эти пять песен, которые Боуи включил в Labyrinth, выглядывают из-за спины даже таких быстро забываемых альбомов, как Tonight и Absolute Beginners и звучат, как явное недоразумение.

Статья впервые опубликована в Classic Rock, #96.

А что думаешь ты?
Отлично
100%
Неплохо
0%
Сойдет
0%
Что?
0%
Это печально
0%
Просто ужас!
0%
Подробнее об авторе
Джонни, Редакция Rock Stories

Оставить комментарий