Сейчас читаете
Выбираем двенадцать самых настоящих рок-треков The Beatles

Если уж The Beatles пускают в ход гитары, то они действительно пускают их в ход.

В первые 10 лет существования The Beatles стали причиной сейсмических сдвигов в музыке, и ни одна другая группа не может в этом с ними сравниться. Но они редко получают признание, как созидатели, которые способствовали развитию рока. Перед вами дюжина действительно роковых треков группы, тех, что показывают, какую важную роль они сыграли.

I’m Down

Устав от Long Tall Sally и Twist And Shout, под которые группа обычно подстраивала все свои песни, Пол Маккартни решил написать что-нибудь, где он действительно может обскакать Джона Леннона, то есть Битла, который использует рок-н-рольный вокальный приём «edge». «Я могу сделать голос, как у Литл Ричарда» — сказал он Барри Майлзу в 1997 году. «Дикий, хриплый, как путешествие в астрал».

I’m Down (сторона «B» семидюймового Help! (1965) стал последним отзвуком (на то время) сиплого голосового оформления, которое Леннон применял в версии Money (That’s What I Want), а Чак Берри — в Rock And Roll Music.

Taxman

После Revolver 1966 года, это первый случай, когда альбом Битлз начинается с трека Джорджа Харрисона, но зато какое это вступление, и какой это альбом. В нём захватывает всё: и музыка, и текст — не без некоторой поддержки Леннона — и он наступает на пятки HM Treasury и говорит о пробуждении пост-аскетизма у представителей поколения бэби-бума. Резкие отрывистые гитарные аккорды (Маккартни играл так, как просил его Джордж Мартин) и новейший струнный грув срабатывают и сегодня.

Tomorrow Never Knows

Здесь есть и ЛСД, и «Тибетская книга мёртвых», и один из хлёстких перлов Ринго. Начав с монотонной низкой игры на одном аккорде, Леннон попытался зазвучать как «тысяча Тибетских монахов», пропевая слова, написанные под влиянием Тимоти Лири во вращающийся микрофон Leslie. Добавьте сюда авангардные кольцовки Маккартни, его обработанные голосовые вибрации и инструментальное сопровождение, и рок снова отклоняется от курса.

Back In The USSR

В это время Пол пробовал петь «голосом Джерри Ли Льюиса», чтобы настроиться на определённые ощущения» в ведущем треке из The Beatles (1968). Эта романтическая песня представляет смесь Back In The USA Чака Берри и California Girls группы Beach Boys, и является полной противоположностью тому настроению, которое царило во времена холодной войны и жизни за железным занавесом, когда нужно было держать язык за зубами.

While My Guitar Gently Weeps

Здесь Джордж Харрисон впервые проявил свою индивидуальность. Игнорируемый Ленноном и Маккартни, которые, как он говорил в сериале «Антология» — «были слишком заняты штамповкой своего собственного звучания» в «Белом Альбоме» и не могли потворствовать его глубоким размышлениям в I Ching, он попросил своего приятеля Эрика Клэптона записать соло. «Неторопливая рука» («Slowhand» — именно такое прозвище получил Клептон) наиграл мелодию на своем Gibson (по прозвищу Люси), который тут же отдал Харрисону; остальные Beatles хорошо сыграли в присутствии гостя, а Харрисон записал на свой счёт ещё одну жемчужину на волне бума британского блюза.

Helter Skelter

Трек из «Белого Альбома», который повлиял на появление хард-рока и хэви-метал. Был написан после того, как Маккартни прочитал, что I Can See For Miles группы The Who — самая громкая и грязная песня из всех когда-либо записанных, и решил поднять градус. Во время записи в студии голоса срывались, игра становилась всё быстрее и забойнее. Группа была в исступлении. Прогон одной песни доходил до 12 минут. «У меня мозоли на пальцах!» — взвыл окровавленный Ринго, усиливая общую брутальность трека.

Revolution (single)

До сих пор группа не очень-то говорила о политике на публике, за исключением Taxman. После массовых выступлений жителей США и Великобритании против войны во Вьетнаме, Леннона осенило. Были записаны две версии Revolution: «мелодичный странствующий музыкант» для «Белого Альбома» и «дерзкий бунтарь», которого Леннон протолкнул в качестве следующего сингла, чтобы показать свои политические убеждения.

Маккартни отказался идти за ним из чувства противоречия, а в 1968 появилось агитационное глиссандо Hey Jude, состоящее из подавленных стонов и эротических блюзовых элементов, и которое показало Леннона как ярого мятежника на новой волне протестных песен, исполняемых на электроинструментах.

Hey Bulldog

Во время написания Lady Madonna Маккартни начал осваивать фортепианный риф, и в результате родилась эта пружинящая блюзовая молотилка. Она была вскоре дополнена гитарными басами, дерзким беспорядочным соло, множеством ударных, и стала выдающимся событием в саундтреке к Yellow Submarine в 1969-м.

Come Together

Заглотив в качестве наживки Тибетский фолиант от проповедника психоделики, который так сильно повлиял на Revolver, Леннон затем позаимствовал президентский боевой слоган Тимоти Лири «Пойдёмте вместе, устроим вечеринку» и сделал песню для предвыборной компании, чтобы обставить Abbey Road (1969).

«Это модно», сказал Леннон об этой медленной прогулке по сладко-липучему месиву. Стиль песни перекликался с музыкой соул-групп и аналогичных волосатых исполнителей, и в ней были скрытые ссылки на ласковые прозвища для его товарищей по группе: Джордж —святой барабанного спиритуэлла, Пол — басист-игрунок, он сам — посудник для Оно, а Ринго — «хочет быть красивым, потому что его почти не видно», намекая на его привычку прятаться за спинами других на фотографиях.

I Want You (She’s So Heavy)

Песня продолжительностью 8 минут с повторяющейся. как заклинание, фразой стала гигантским скачком от пристойной и смазливой I Want To Hold Your Hand. Опередив на несколько месяцев Black Sabbath в создании дум-рока, эта вещь чуть менее интенсивна за счёт частичного использования Латинского блюза в стиле Santana и некоторых легковесных барабанных сбивок Hammond. Ближе к концу песни массивное гитарное построение умащивается в равномерный шум и обрывается диссонансом, который добавляется к клаустрофобии очень необычной и очень взрослой песни о любви.

Get Back

Это было начало конца, но одна вещь всё ещё объединяла группу в Let It Be в 1970-м: их R&B и блюзовые корни. Get Back — это рифф Маккартни, который вырос из «ничего, из какого-то качания на прибрежных волнах». И когда клавишник Билли Престон оказался в студии во время особенно напряжённой записи, Джордж Харрисон ухватился за шанс его использовать, а 27-й прогон (!) позднее стал чудесным галопирующим шаффлом в стиле соул, появившемся из обломков. Главное в нём то, что это — кульминация импровизированного финала «живых выступлений» группы, каноническая вершина концерта 30 января 1969 года, раскрученного из-за важности события и, возможно, сыгранная с чувством облегчения.

Don’t Let Me Down

Ещё одна хвалебная песня для Йоко от Джона, на этот раз основанная на обострённой восприимчивости и наркотиках. «Это был очень сложный период», вспоминал Маккартни в 1997 году о сеансах записи для Let It Be в 1970-м. «Джон подсел на героин, и вся его игра была пронизана паранойей; это был крик о помощи, адресованный Йоко».

В этой записи вокал Леннона практически не обработан и потому он самый честный, и крик разносится в виде сладкой баллады, которая встала сразу же после занимающей первое место, исполненной настроения Albatross от Fleetwood Mac. Она была извлечена из альбома продюсером Филом Спектором после появления на стороне «B» сингла Get Back в апреле 1969-го. Но с нежной партией гитары и обработкой басовых, а также и с импровизированной поддержкой Маккартни, она стала выдающейся и очень сентиментальной песней, идущей от сердца.

А что думаешь ты?
Отлично
100%
Неплохо
0%
Сойдет
0%
Что?
0%
Это печально
0%
Просто ужас!
0%
Подробнее об авторе
Редакция Rock Stories

Оставить комментарий